Пайдейя

Пайдейя (др.-греч. παιδεία «воспитание детей» от παιδος «мальчик, подросток») — категория древнегреческой философии, соответствующая современному понятию «образование»: определённая модель воспитания; составная часть слов энциклопедия, педагогика и т. д.

Развивается в сочинениях Платона и Аристотеля, где фигурирует в соотношении с понятиями этос, калокагатия и арете.

Античная проблематика, связанная с этим понятием, строилась вокруг идеи влияния на природу (фюсис) человека. Поэтому пайдейя иногда также интерпретируется как «культивация», ведущая к созданию культуры.

Концептуализирована в одноимённом сочинении В. Йегера[1], используется М. Адлером (см. Предложение «Пайдейя»[en]).

Пайдейя в работах Вернера Йегера

Концепция «Пайдейи» знаменитого филолога-классика XX века Вернера Йегера изложена в виде трехтомника: «Пайдейя. Воспитание античного грека. Том 1» [2], «Пайдейя. Воспитание античного грека. Эпоха великих воспитателей и воспитательных систем. Том 2» [3], «Раннее христианство и греческая пайдейя» [4]. Соответственно в хронологическом порядке исследуется зарождение, эволюция и окончательное оформление идеала греческого воспитания. Методологически работа базируется на понятии «дух греческой нации», который, в конечном счете, отождествляется у В. Йегера с пайдейей. «История греческого образования совпадает в основном с историей литературы» (стр. 27, Т. 1.), поэтому главный источник для В. Йегералитературные памятники.

Содержание первого тома более всего следует вышеизложенной методологии: на фоне широкого культурно-исторического процесса, происходившего в Древней Греции, реконструируется эволюция идеи воспитания из дошедших до нас литературных памятников. Книга первая «Пайдейя. Воспитание античного грека. Том 1» охватывает период до т.н. «золотого века» Афин V в. до н.э. В. Йегер начинает с исследования термина ἀρετή (добродетель, доблесть) в поэмах Гомера. В Илиаде «арете собственно предикат знатности» (стр. 32 Т.1), которого не было у простолюдина, и арете связывалось с героизмом и признанием аристократа. Однако, согласно В. Йегеру, уже «вместо необычайных страстей, сверхчеловеческих образов, и трагических судеб «Илиады» в более позднем эпосе мы сталкиваемся с большим количеством фигур другого рода, скроенных по более человеческой мерке» (стр. 48, Т. 1). В «Одиссее» появляется гуманное отношение к незнатным людям; такое отношение нашло продолжение в крестьянской поэзии Гесиода, но все же «Гомер наложил решающий отпечаток на греческое образование последующих эпох» (стр. 88, Т. 1), и стал первым воспитателем в истории Древней Греции.

Вторым воспитателем, после Гомера, греки считали поэта Гесиода. Согласно В. Йегеру «если Гомер яснее всего дает почувствовать то фундаментальное обстоятельство, что исток любого образования — формирование аристократического идеала человека, и возникает он из сознательного культивирования черт героя и господина, то в Гесиоде раскрывается второй основной источник культуры — ценность труда» (стр. 89, Т. 1). Поэзия Гесиода отражает возникновение сознательной идеи о самовоспитании в не знатной среде. Со временем, в Древней Греции начинает формироваться городская культура. С этих пор «полис – социальная рамка для истории греческого образования, куда мы должны вставить произведения «литературы» вплоть до исхода аттической эпохи» (стр. 111, Т. 1). Дух полиса обрел свое идеальное выражение в поэзии: в СпартеТиртея, в ИонииАрхилоха, Алкея и Сапфо.

Тиртей выражает новый идеал воина, гражданина полиса, вернувшегося с поля боя или погибшего в сражении. Рыцарское арете, ранее принадлежащее только знати, у Тиртея распространяется на воинов, которые считались в Спарте лучшими людьми. «Гомеровский идеал героической арете сплавляется с героизмом любви к отечеству, и этим духом поэт пронизывает все общество» (стр. 125, Т. 1). Кроме того, Спарте славилась своей строгой и жесткой воспитательной системой ἀγωγή. В Ионии «вырастает новая образовательная сила, которая заключена в правовой воле, порожденной жизненной общностью полиса, аналогично тому, как на более раннем – аристократическом – этапе она заключалась в рыцарском идеале воинской отваги» (стр. 142, Т. 1). Закон теперь становится душой полиса, а законодатель, т.е. государственный деятель - воспитателем, наряду с поэтом. Однако на фоне набирающей силу этики гражданского класса возникает поэзия знати в лице Пиндара и Феогнида. Поэты призывают к соблюдению чистоты крови и верят в аристократическую арете, но «мир, за который боролись Пиндар и Феогнид, был обречен на гибель. Их поэзия не повлекла за собой ренессанса благородного сословия…» (стр. 232, Т. 1).

В V в. до н.э. воспитательную эстафету у Ионии перенимает Аттика. Воспитательный пафос реализуется в трагедиях Эсхила, Софокла и Еврипида; особое место занимаетСофокл]]. В искусстве Софокла «заявляет о себе пробужденное осознание человеческого образования» (стр. 322, Т. 1), не приходящие образы людей в его трагедиях – носители высшей арете. Для этой эпохи трагедия – орган самопознания человека. Нельзя пройти мимо софистов, говоря о греческом воспитании в V в. до н.э. Софисты – образовательный феномен в собственном смысле этого слова, и «они, согласно В. Йегеру, - вообще могут быть оценены по достоинству только в рамках истории образования, в то время как теоретическое содержание их учения, в общем и целом незначительно» (стр. 193, Т. 1). «Их целью была тренировка ума, но у них не было единства взглядов по вопросу о том, какой вид знаний его лучше всего тренирует»[5].

Второй том носит название «Пайдейя. Воспитание античного грека. Эпоха великих воспитателей и воспитательных систем» [6], в нем исследуется самый важный этап в развитии античной пайдейи – феномен Сократа и философская система Платона. Однако начинает В. Йегер с греческой медицины, которая активно развивалась в Древней Греции в V-VI вв. до н.э. Медицина начинает наблюдать отдельные факты, и объединять их в результате наблюдений в типы или формы, чтобы рассматривать их «совместно». В. Йегер утверждает: «метод, названный Платоном медицинским, ничем не отличается от его собственного метода, которым он пользовался[7]». Кроме того, «медицинская доктрина о необходимости правильной терапии тела сливается с учением Сократа о правильной терапии души, поднимаясь, таким образом, на более высокую ступень[8]». В центре философии Сократа – человеческая душа. «Представление Сократа о душе как величайшей человеческой ценности придало всему его существованию иной смысл: основным становится обращение к внутренней жизни человека[9]». Познавая душу, человек приобретает знание, которое скрыто в его душе. Само знание о душе теперь становилось нравственным. «Платоновская философия, - по выражению В. Йегера, — это попытка спуститься в глубины сократовского понятия о знании и исчерпать их»[10]. Самое главное: «собственная жизнь Сократа была воплощением нового идеала, и в этом была величайшая сила его пайдейи»[11]. Платон, развивая учение Сократа о душе, выделяет её части, которые проецируют на государство. Согласно В. Йегеру «душа человека — это прообраз государства Платона»[12]. Части души должны соответствовать структуре государства. «Государство» Платона — это, прежде всего, произведение о формировании человека»[13] - говорит В. Йегер. Формирование человека – и есть пайдея. Пайдейя, таким образом, - возвышение в человеке подлинно человеческого. Возвышение, - по Платону, - происходит тогда, когда человек отворачивается от мира теней (т.е. чувственного мира) и обращаемся к познанию души. В целом, делая выводы из второго тома не будет ошибкой свести греческую пайдейю (в трактовке В. Йегера) к самой жизни Сократа и самой философии Платона. В. Йегер продолжает в платоновском ключе рассматривать пайдейю в третьем томе «Раннее христианство и греческая пайдейя»[14]. Первые христианские богословы (Климент Александрийский, Ориген, Григорий Нисский и др.) наследуют платоновский идеализм. Пайдейя теперь - Христианство, и «постепенное исполнение Божьего Промысла» (стр. 104, Т. 3). Иисус Христос становится педагогом человечества, а «Бог – педагогом вселенной» (стр. 103, Т. 3).

другие языки
Alemannisch: Paideia
български: Пайдея
català: Paideia
dansk: Paideia
Deutsch: Paideia
Ελληνικά: Παιδεία
English: Paideia
Esperanto: Paideia
español: Paideía
فارسی: پایدیا
suomi: Paideia
français: Paideia
galego: Paideia
עברית: פאידיאה
italiano: Paideia
한국어: 파이데이아
Latina: Paedia
polski: Paideia
português: Paideia
српски / srpski: Паидеја
svenska: Paideia
українська: Пайдея
中文: 派地亚