Марк Туллий Цицерон

Марк Туллий Цицерон
Marcus Tullius Cicerō
Марк Туллий Цицерон
Бюст Цицерона из Капитолийских Музеев в Риме
Консул 63 до н. э.
 
Вероисповедание: Древнеримская религия
Рождение: 3 января 106 до н. э.(-106-01-03)
Арпинум
Смерть: 7 декабря 43 до н. э.(-043-12-07) (63 года)
Формия
Род: Туллии
Отец: Марк Туллий Цицерон
Мать: Гельвия
Супруга: Теренция
Дети: Марк Туллий Цицерон Младший, Туллия
Деятельность: оратор, философ, политик
 
Научная деятельность
Научная сфера: философия, риторика
Известен как: автор речей, трактатов и писем
 
Награды:

титул « отец отечества»
(pater patriae)

Марк Ту́ллий Цицеро́н ( лат. Marcus Tullius Cicerō; 3 января 106 до н. э., Арпинум — 7 декабря 43 до н. э., Формия) — древнеримский политический деятель, оратор и философ. Будучи выходцем из незнатной семьи, сделал благодаря своему ораторскому таланту блестящую карьеру: вошёл в сенат не позже 73 года до н. э. и стал консулом в 63 году до н. э. Сыграл ключевую роль в раскрытии и разгроме заговора Катилины. В дальнейшем, в условиях гражданских войн, оставался одним из самых выдающихся и самых последовательных сторонников сохранения республиканского строя. Был казнён членами второго триумвирата, стремившимися к неограниченной власти.

Цицерон оставил обширное литературное наследие, существенная часть которого сохранилась до наших дней. Его произведения уже в античную эпоху получили репутацию эталонных с точки зрения стиля, а сейчас являются важнейшим источником сведений о всех сторонах жизни Рима в I веке до н. э. Многочисленные письма Цицерона стали основой для европейской эпистолярной культуры; его речи, в первую очередь катилинарии, принадлежат к числу самых выдающихся образцов жанра. Философские трактаты Цицерона представляют собой уникальное по охвату изложение всей древнегреческой философии, предназначенное для латиноязычных читателей, и в этом смысле они сыграли важную роль в истории древнеримской культуры.

Биография

Происхождение

Марк Туллий Цицерон был старшим сыном римского всадника того же имени, которому слабое здоровье не позволило сделать карьеру [1], и его жены Гельвии — «женщины хорошего происхождения и безупречной жизни» [2]. Его братом был Квинт, тесную связь с которым Марк Туллий сохранял в течение всей своей жизни, двоюродным братом — Луций Туллий Цицерон, сопровождавший кузена в его путешествии на Восток в 79 году до н. э.

Род Туллиев принадлежал к аристократии Арпинума, небольшого города в землях вольсков на юге Лация, жители которого обладали римским гражданством со 188 года до н. э. Отсюда же родом был и Гай Марий, находившийся в свойстве с Туллиями: дед Цицерона был женат на Гратидии, чей брат женился на сестре Мария. Таким образом, Марк Марий Гратидиан приходился Цицерону двоюродным дядей, а на двоюродной тётке Цицерона Гратидии был женат Луций Сергий Катилина.

Неизвестно, с какого времени Туллии носили когномен Цицерон (Cicero). Плутарх утверждает, что это родовое прозвание произошло от слова «горох нут» и что друзья Цицерона в те времена, когда он только начинал карьеру, советовали ему заменить это имя чем-нибудь более благозвучным; Марк Туллий отверг этот совет, заявив, что он заставит свой когномен звучать громче, чем имена Скавр и Катул [2].

Ранние годы

Когда будущему оратору исполнилось 15 лет (91 год до н. э.), его папа, мечтавший о политическом поприще для своих сыновей Марка и Квинта, переехал с семьей в Рим, чтобы дать мальчикам хорошее образование.

Желая стать судебным оратором, юный Марк изучал творчество греческих поэтов, интересовался греческой литературой, обучался красноречию у знаменитых ораторов Марка Антония и Луция Лициния Красса, а также слушал и комментировал выступавшего на форуме известного трибуна Публия Сульпиция Руфа. Оратору необходимо было знать римское право, и Цицерон обучался ему у популярного юриста того времени Квинта Муция Сцеволы [3]. Прекрасно владея греческим языком, Цицерон познакомился с греческой философией благодаря близости с эпикурейцем Федром Афинским, стоиком Диодором Кроном и главой новоакадемической школы Филоном. У него же Марк Туллий научился диалектике — искусству спора и аргументации.

Во время начавшейся вскоре Союзнической войны Цицерон служил в армии Суллы [4]. В 89 году до н. э. он стал свидетелем знамения, предшествовавшего победе Суллы при Ноле [5], и встречи консула Гнея Помпея с марсом Веттием Скатоном [6]. Затем, в условиях вражды марианской и сулланской партий Цицерон «обратился к жизни тихой и созерцательной» [4], изучая философию, риторику и право. Это продолжалось до окончательной победы Суллы в 82 году до н. э.; при этом сам Цицерон утверждал позднее, что был на стороне Суллы [7].

Начало карьеры оратора

Первая сохранившаяся речь Цицерона, созданная в 81 году до н. э., « В защиту Квинкция», целью которой было возвращение незаконно захваченного имущества, принесла оратору его первый успех [8].

Ещё большего успеха оратор добился речью « В защиту Росция», в которой был вынужден говорить о состоянии дел в государстве, где, по его словам, «разучились не только прощать проступки, но и расследовать преступления» [9]. Это непростое дело скромного выходца из провинции Росция, несправедливо обвиненного родственниками в убийстве собственного отца, в действительности было тяжбой между представителями старинных римских родов, утративших своё влияние при сулланском режиме, и безродными ставленниками диктатора [10]. Цицерон лично побывал в Америи и на месте расследовал обстоятельства преступления, после чего просил у суда 108 дней для подготовки процесса.

Уже в процессе Росция Цицерон показал себя талантливым учеником греков и известного ритора Аполлония Молона, у которого молодой оратор получил образование в Риме. Речь Цицерона была построена по всем правилам ораторского мастерства — с жалобами на молодость и неопытность защитника, увещеванием судей, прямыми речами от имени обвиняемого, а также опровержением доводов обвинения [11]. В развенчании утверждений обвинителя Гая Эруция, пытавшегося доказать, что Росций — отцеубийца, Цицерон прибегает к греческому искусству этопеи, опиравшемуся на характеристику обвиняемого, который не мог бы совершить столь ужасного поступка:

Секст Росций убил своего отца. — «Что он за человек? Испорченный юнец, подученный негодяями?» — «Да ему за сорок лет». — «Тогда его на это злодеяние, конечно, натолкнули расточительность, огромные долги и неукротимые страсти». По обвинению в расточительности его оправдал Эруций, сказав, что он едва ли был хотя бы на одной пирушке. Долгов у него никогда не было. Что касается страстей, то какие страсти могут быть у человека, который, как заявил сам обвинитель, всегда жил в деревне, занимаясь сельским хозяйством? Ведь такая жизнь весьма далека от страстей и учит сознанию долга.

— Цицерон. В защиту Секста Росция из Америи, XIV, 39. [12].

Важность дела Росция заключалась в том, что, по словам Цицерона, «после долгого перерыва» впервые происходил «суд по делу об убийстве, а между тем за это время были совершены гнуснейшие и чудовищные убийства» [13]. Так защитник намекал на события гражданской войны 83—82 гг. до н. э. и сулланские репрессии, обращенные против всех несогласных с диктаторским режимом. Отца обвиняемого, очень богатого по тем временам человека, его дальние родственники, прибегнув к помощи влиятельного фаворита Суллы Корнелия Хрисогона, попытались уже после совершения убийства внести в проскрипционные списки, а имущество, продав за бесценок, распределить между собой. Исполнению замыслов «бесчестных наглецов», как именует их Цицерон, мешал законный наследник, которого и попытались обвинить в отцеубийстве. Именно поэтому в данном деле защитник не столько говорит о невиновности обвиняемого (она для всех очевидна), сколько разоблачает алчность преступников, наживающихся на гибели сограждан, и тех, кто пользуется связями для сокрытия преступлений. Цицерон обращается к судьям не с лестью, а с требованием «возможно строже покарать за злодеяния, возможно смелее дать отпор наглейшим людям»: «Если вы в этом судебном деле не покажете, каковы ваши взгляды, то жадность, преступность и дерзость способны дойти до того, что не только тайно, но даже здесь на форуме, у ваших ног, судьи, прямо между скамьями будут происходить убийства» [14].

Процесс был выигран, и оратор приобрел большую популярность в народе благодаря своей оппозиции местной аристократии. Но, опасаясь мести Суллы [4], Цицерон на два года отправился в Афины и на остров Родос, якобы ввиду необходимости более глубокого изучения философии и ораторского искусства. Там он снова обучался у Молона, впоследствии оказавшего сильное влияние на стиль Цицерона — с этого времени оратор стал придерживаться «среднего» стиля красноречия, объединившего ряд элементов азианского и умеренного аттического стилей [15].

В 78 году до н. э., вскоре после смерти Суллы, Цицерон возвратился в Рим. Здесь он женился на Теренции, принадлежавшей к знатному роду (этот брак принёс ему приданое в 120 тысяч драхм [16]), и продолжил судебную ораторскую практику.

Начало политической деятельности

В 75 году до н. э. Цицерон был избран квестором и получил назначение на Сицилию, где руководил вывозом зерна в период нехватки хлеба в Риме. Своей справедливостью и честностью он заслужил уважение сицилийцев [17], но в Риме его успехи практически не были замечены. Плутарх так описывает его возвращение в столицу:

В Кампании ему встретился один видный римлянин, которого он считал своим другом, и Цицерон, в уверенности, что Рим полон славою его имени и деяний, спросил, как судят граждане об его поступках. «Погоди-ка, Цицерон, а где же ты был в последнее время?» — услыхал он в ответ, и сразу же совершенно пал духом, ибо понял, что молва о нём потерялась в городе, словно канула в безбрежное море, так ничего и не прибавив к прежней его известности.

— Плутарх. Цицерон, 6. [18].

Квестура означала для Марка Туллия вступление в сенаторское сословие. К 14 октября 73 года до н. э. относится самое первое его упоминание в качестве сенатора [19]. В последующие годы Цицерон принял участие в ряде судебных процессов, добился признания в сенате, а в 70 году до н. э. без особого труда занял должность эдила, являвшуюся следующей после квестуры ступенью в карьере [20].

В августе 70 года до н. э. Цицерон выступил с циклом речей против пропретора Сицилии, в прошлом сторонника Суллы, Гая Лициния Верреса, который за три года наместничества (73 — 71 гг. до н. э.) разграбил провинцию и казнил многих её жителей. Дело осложнялось тем, что противника Цицерона поддерживали многие влиятельные нобили, в том числе оба консула следующего года ( Гортензий, знаменитый оратор, согласившийся выступить на процессе защитником, и друг Верреса Квинт Метелл), а также председатель суда претор Марк Метелл [21].

Гай Веррес не раз говорил, …что за ним стоит влиятельный человек, полагаясь на которого он может грабить провинцию, а деньги он собирает не для одного себя; что он следующим образом распределил доходы от своей трехлетней претуры в Сицилии: он будет очень доволен, если доходы первого года ему удастся обратить в свою пользу; доходы второго года он передаст своим покровителям и защитникам; доходы третьего года, самого выгодного и сулящего наибольшие барыши, он полностью сохранит для судей.

— Цицерон. Против Гая Верреса (первая сессия), XIV, 40. [22].

Но Цицерон все же взялся за дело против коррупции на всех уровнях власти и победил. Его речи, написанные для этого процесса, имели огромное политическое значение, поскольку в сущности Цицерон выступил против сенатской олигархии и одержал над ней триумфальную победу: аргументы оратора в пользу виновности Верреса оказались настолько бесспорными, что знаменитый Гортензий отказался защищать подсудимого. Веррес был вынужден заплатить крупный штраф в размере 40 миллионов сестерциев и удалиться в изгнание [21].

Тем временем продолжалась политическая карьера Цицерона: он был избран претором на 66 год до н. э., причём получил больше всего голосов, а в ходе отправления этой должности снискал репутацию умелого и безукоризненно честного судьи [23]. Параллельно он продолжал заниматься адвокатурой, а также произнёс речь «О назначении Гнея Помпея полководцем», в которой поддержал законопроект Гая Манилия о предоставлении Гнею Помпею Великому неограниченных полномочий в борьбе с понтийским царем Митридатом VI Евпатором [24]. В результате Помпей получил чрезвычайную власть в войне, а интересы римского всадничества и сенаторов на Востоке были защищены.

Консульство и заговор Катилины

В 63 году до н. э. Цицерон был избран на должность консула, одержав убедительную победу на выборах — даже до окончательного подсчёта голосов [25]. Его коллегой стал связанный с аристократическим лагерем Гай Антоний Гибрида.

В начале своего консульства Цицерону пришлось заниматься аграрным законом, предложенным народным трибуном Сервилием Руллом. Законопроект предусматривал раздачу земли беднейшим гражданам и учреждение для этого специальной комиссии, облечённой серьёзными полномочиями. Цицерон выступил против этой инициативы, произнеся три речи; в результате закон не был принят [24].

Цицерон произносит речь против Катилины

Один из проигравших кандидатов в консулы 63 года до н. э. Луций Сергий Катилина выдвинул свою кандидатуру также и на выборы 62 года. Предполагая и на этот раз провал, он заранее начал готовить заговор с целью захвата власти, который Цицерону удалось раскрыть. Уже первой из четырёх своих речей против Катилины, считающихся образцами ораторского искусства, Цицерон вынудил Луция Сергия бежать из Рима в Этрурию. В последовавшем заседании Сената, которым он руководил, было решено арестовать и казнить без суда тех заговорщиков ( Лентул, Цетег, Статилий, Габиний и Цепарий), которые остались в Риме, так как они представляли собой слишком большую угрозу государству и обычные в таких случаях меры — домашний арест или ссылка — были бы недостаточно эффективны. Юлий Цезарь, присутствовавший на заседании, выступал против казни, но Катон своей речью, не только обличавшей вину заговорщиков, но и перечислявшей подозрения, падавшие на самого Цезаря, убедил сенаторов в необходимости смертного приговора. Осуждённые были в тот же день отведены в тюрьму и там задушены [26] [27] [28].

В этот период слава и влияние Цицерона достигли своего пика; восхваляя его решительные действия, Катон назвал его « отцом отечества» [29]. Но в то же время Плутарх пишет:

Многие прониклись к нему неприязнью и даже ненавистью — не за какой-нибудь дурной поступок, но лишь потому, что он без конца восхвалял самого себя. Ни сенату, ни народу, ни судьям не удавалось собраться и разойтись, не выслушав ещё раз старой песни про Катилину … он наводнил похвальбами свои книги и сочинения, а его речи, всегда такие благозвучные и чарующие, сделались мукою для слушателей.

— Плутарх. Цицерон, 24. [30].

Изгнание

В 60 году до н. э. Цезарь, Помпей и Красс объединили силы с целью захвата власти, образовав Первый Триумвират. Признавая таланты и популярность Цицерона, они сделали несколько попыток привлечь его на свою сторону. Цицерон, поколебавшись, отказался, предпочтя остаться верным сенату и идеалам Республики [31]. Но это оставило его открытым для нападок оппонентов, в числе которых был народный трибун Клодий, невзлюбивший Цицерона с тех пор, как оратор дал против него показания на судебном процессе [32].

Клодий добивался принятия закона, который бы обрекал на изгнание должностное лицо, казнившее римского гражданина без суда. Закон был направлен в первую очередь против Цицерона. Цицерон обратился за поддержкой к Помпею и другим влиятельным лицам, но не получил её. При этом он сам пишет, что отказался от помощи Цезаря, предлагавшего ему сначала свою дружбу, потом посольство в Александрию, потом — должность легата в своей армии в Галлии; причиной отказа стало нежелание бежать от опасности [33]. Согласно Плутарху же, Цицерон сам попросил у Цезаря место легата, получил его, а потом от него отказался из-за притворного дружелюбия Клодия [34].

Источники отмечают малодушное поведение Цицерона после принятия закона: он униженно просил о помощи консула Пизона и Помея, а последнему даже бросился в ноги. Одетый в бедную и грязную одежду, он приставал на улицах Рима к случайным прохожим, даже к тем, кто его совсем не знал [34] [35]. В конце концов в апреле 58 года до н. э. Цицерону всё же пришлось уйти в изгнание и покинуть пределы Италии. После этого его имущество было конфисковано, а дома сожжены [35] [36]. Изгнание подействовало на Цицерона крайне угнетающе: он даже думал о самоубийстве [24] [комм. 1].

В сентябре 57 года до н. э. Помпей занял более жесткую позицию по отношению к Клодию; он прогнал трибуна с форума и добился возвращения Цицерона из ссылки с помощью Тита Анния Милона. Дом и усадьбы Цицерона были отстроены заново за счёт казны [37]. Тем не менее Марк Туллий оказался в сложном положении: своим возвращением он был обязан в первую очередь лично Помпею, а власть сената существенно ослабла на фоне открытых схваток между сторонниками Милона и Клодия и усиления позиций триумвиров. Цицерону пришлось принять фактическое покровительство последних и произносить речи в их поддержку, оплакивая при этом положение республики [38].

Постепенно Цицерон отошёл от активной политической жизни и предался адвокатской и литературной деятельности [39]. В 55 году он написал диалог «Об ораторе», в 54 году приступил к работе над сочинением « О государстве» [24].

Наместничество в Киликии и гражданская война

В 51 году до н. э. Цицерон был назначен по жребию наместником Киликии. Он отправился в свою провинцию с большой неохотой и в письмах друзьям часто писал о своей тоске по Риму [40]; тем не менее правил он успешно: пресёк мятеж каппадокийцев, не прибегая к оружию, а также нанёс поражение разбойничьим племенам Амана, за что получил титул «императора» [41].

В Риме на момент возвращения Марка Туллия усиливалось противостояние между Цезарем и Помпеем. Цицерон долго не хотел принимать чью-либо сторону («Я люблю Куриона, желаю почестей Цезарю, готов умереть за Помпея, но дороже всего на свете для меня Республика!» [42]) и приложил много усилий к тому, чтобы примирить противников, так как понимал, что в случае гражданской войны республиканский строй будет обречён вне зависимости от того, кто победит. «Из победы вырастет много зла и прежде всего тиран» [43].

«Он обращался с советами к обоим — Цезарю посылал письмо за письмом, Помпея уговаривал и умолял при всяком удобном случае, — стараясь смягчить взаимное озлобление. Но беда была неотвратима» [44]. В конце концов без особой охоты Цицерон стал сторонником Помпея, последовав, по его словам, за честными людьми, как бык за стадом [45].

Помпей поручил Марку Туллию набирать войска в Кампании вместе с консулами, но последние на место не явились [46]; разочарованный в полководческом таланте Помпея и потрясённый его намерением оставить Италию, Цицерон уехал в своё имение в Формиях и решил отказаться от участия в гражданской войне [47]. Цезарь попытался переманить его на свою сторону: он посылал Цицерону «вкрадчивые письма» [48], а весной 49 года до н. э. даже навестил его. Но свита Цезаря шокировала Цицерона [49]. Когда Цезарь отправился с армией в Испанию, Марк Туллий принял решение всё же примкнуть к Помпею, хотя и видел, что тот проигрывает войну. Он написал об этом Аттику: «Я никогда не хотел быть участником его победы, но я хочу разделить его несчастье» [50]. В июне 49 года Цицерон присоединился к Помпею в Эпире.

Источники сообщают, что в лагере помпеянцев Цицерон, вечно угрюмый, насмехался над всеми, включая командующего [51] [52]. После битвы при Фарсале, когда разгромленный Помпей бежал в Египет, Катон предложил Цицерону как консуляру командование над войском и флотом, стоявшими в Диррахии. Тот, окончательно разочарованный, отказался и после стычки с Помпеем Младшим и другими военачальниками, обвинявшими его в предательстве, перебрался в Брундизий. Здесь он провёл почти год, пока Цезарь не вернулся из египетской и азиатской кампаний; затем произошли их встреча и примирение. «С тех пор Цезарь относился к Цицерону с неизменным уважением и дружелюбием» [53]. Тем не менее Цицерон оставил политику, так и не сумев примириться с диктатурой, и занялся сочинением и переводом с греческого философских трактатов.

Оппозиция Марку Антонию и казнь

Убийство Юлия Цезаря в 44 году до н. э. стало для Цицерона полной неожиданностью и очень его обрадовало [54]: он решил, что со смертью диктатора республика может быть восстановлена. Но его надежды на создание республиканского правительства не сбылись [55]. Брут и Кассий были вынуждены оставить Италию, а в Риме резко усилились позиции цезарианца Марка Антония, ненавидевшего Цицерона — во многом из-за того, что тот восемнадцатью годами ранее добился бессудебной расправы над его отчимом Лентулом, сторонником Катилины [56].

Некоторое время Цицерон планировал уехать в Грецию. Он передумал и вернулся в Рим, узнав, что Антоний выразил готовность сотрудничать с сенатом [57], но уже на следующий день после его возвращения (1 сентября 44 года) произошёл открытый конфликт. 2 сентября Цицерон произнёс речь, направленную против Антония и названную автором « филиппикой» по аналогии с речами Демосфена против усиления Филиппа Македонского. В ответной речи Антоний заявил о причастности Марка Туллия к убийству Цезаря, к расправе над сторонниками Катилины, к убийству Клодия и провоцированию раздоров между Цезарем и Помпеем. После этих событий Цицерон стал опасаться за свою жизнь и удалился в своё имение в Кампании, занявшись сочинением второй филиппики, трактатов «Об обязанностях» и «О дружбе» [58].

Вторая филиппика была опубликована в конце ноября. Антоний уехал в Цизальпинскую Галлию, назначенную ему провинцией, а Цицерон стал фактическим главой республики [59]. Он заключил союз против Антония с Децимом Юнием Брутом, отказавшимся передавать тому Галлию, с обоими консулами (в прошлом цезарианцами) и с наследником Цезаря Октавианом. Уже 20 декабря Цицерон произнёс третью и четвёртую филиппики, где сравнивал Антония с Катилиной и Спартаком [58].

Будучи уверенным в победе, Цицерон не смог предусмотреть союз Октавиана с уже разбитым Антонием и Марком Эмилием Лепидом и образование второго триумвирата (осенью 43 года до н. э.). Войска триумвиров заняли Рим, и Антоний добился включения имени Цицерона в проскрипционные списки «врагов народа», которые триумвиры обнародовали немедленно после образования союза [60] [61].

Фульвия с головой Цицерона, картина П. Сведомского.

Цицерон пытался бежать в Грецию, но убийцы настигли его 7 декабря 43 года до н. э. недалеко от его виллы в Формии. Когда Цицерон заметил догоняющих его убийц, он приказал несущим его рабам поставить паланкин на землю, а потом, высунув голову из-за занавеси, подставил шею под меч центуриона [62] [63].. Отрубленные голова и руки Цицерона были доставлены Антонию и затем помещены на ораторской трибуне форума. По преданию, жена Антония Фульвия втыкала в язык мертвой головы булавки, а затем, как рассказывает Плутарх, «голову и руки приказали выставить на ораторском возвышении, над корабельными носами, — к ужасу римлян, которым казалось, будто они видят не облик Цицерона, но образ души Антония…» [61].

другие языки
Afrikaans: Cicero
አማርኛ: ኪኬሮ
aragonés: Cicerón
العربية: شيشرون
asturianu: Cicerón
azərbaycanca: Mark Tulli Siseron
تۆرکجه: سیسرون
беларуская (тарашкевіца)‎: Марк Туліюс Цыцэрон
български: Цицерон
বাংলা: সিসারো
bosanski: Ciceron
català: Ciceró
словѣньскъ / ⰔⰎⰑⰂⰡⰐⰠⰔⰍⰟ: Кїкєрѡнъ
Cymraeg: Cicero
English: Cicero
Esperanto: Cicerono
español: Cicerón
eesti: Cicero
euskara: Zizeron
estremeñu: Cicerón
فارسی: سیسرون
suomi: Cicero
français: Cicéron
Gaeilge: Cicearó
हिन्दी: सिसरो
hrvatski: Ciceron
Հայերեն: Կիկերոն
interlingua: Ciceron
Bahasa Indonesia: Cicero
Ido: Cicero
íslenska: Cíceró
Basa Jawa: Cicero
ქართული: ციცერონი
қазақша: Цицерон
ភាសាខ្មែរ: ស៊ីសេរ៉ូ
Kurdî: Cicero
Кыргызча: Цицерон
Lëtzebuergesch: Marcus Tullius Cicero
Limburgs: Cicero
latviešu: Cicerons
Malagasy: Cicero
македонски: Цицерон
മലയാളം: സിസറോ
मराठी: सिसेरो
кырык мары: Цицерон
Bahasa Melayu: Cicero
မြန်မာဘာသာ: ဆစ်ဆရို
Nāhuatl: Ciceron
norsk nynorsk: Cicero
occitan: Ciceron
ਪੰਜਾਬੀ: ਸਿਸਰੋ
Kapampangan: Cicero
polski: Cyceron
Piemontèis: Ciceron
português: Cícero
sicilianu: Ciciruni
Scots: Cicero
srpskohrvatski / српскохрватски: Ciceron
Simple English: Cicero
slovenščina: Mark Tulij Cicero
shqip: Ciceroni
svenska: Cicero
தமிழ்: சிசெரோ
Tagalog: Cicero
українська: Цицерон
oʻzbekcha/ўзбекча: Sitseron Mark Tulliy
vèneto: Cicerone
Tiếng Việt: Cicero
Winaray: Cicerón
Yorùbá: Kísẹ́rò
中文: 西塞罗
粵語: 西塞羅